Особые литературные тексты
Новая Зеландия
  • „Страна непуганых экстремалов“
  • „Новая Зеландия — перестройка со счастливым концом?“
  • „Есть ли будущее у экономики «киви»“
  • „Туристический рай“
  • Авторские разделы

    Дмитрий Вересов

    Данил Корецкий

    Евгений Кукаркин

    Владимир Кунин

    Брайан Ламли

    Илья Масодов

    Есть ли будущее у экономики «киви»

    05–02–2001

    Недавние заявления о том, что экономический эксперимент Новой Зеландии не удался и поэтому необходимо изменить курс, оказались неоправданными

    Новая Зеландия, маленькая страна на окраине мира, о которой большинство людей мало что знает, привлекает внимание экономистов на протяжении последних двух десятилетий. Когда-то это была одна из наиболее протекционистских и регулируемых экономик в развитом мире. Но в конце 80-х — начале 90-х она стала любимицей либералов, так как стремительно, быстрее даже, чем Англия при Маргарет Тетчер, начала реализовывать рыночные реформы.

    Сегодня, спустя 16 лет после начала реформ, экономические достижения Новой Зеландии, кажется, разочаровали многих. В нескольких недавно опубликованных статьях было даже высказано мнение, что реформы были неправильно поняты. Например, Джон Кей (John Kay), английский экономист, заявил в Financial Times, что «новозеландский эксперимент не удался», и что «либерализация еще больше повысила уровень бедности в стране».

    На первый взгляд, такие заявления обоснованны. С 1984 года темпы роста ВВП на душу населения в Новой Зеландии были самые низкие среди развитых стран. А ее ближайший сосед — Австралия — которую годами сурово критиковали наблюдатели за то, что она не воплощала реформы с энтузиазмом Новой Зеландии, через десять лет достигла значительно большего экономического роста.

    Большинство новозеландцев согласно с тем, что определенная реформа была необходима, однако многие осознают, что она оказалась слишком радикальной и поспешной. Действительно, с декабря 1999 года лейбористская коалиция правительства начала пересмотр некоторых предыдущих реформ. Профсоюзам было предоставлено больше свободы в переговорах об условиях найма рабочей силы; максимальная ставка налога на прибыль была увеличена с 33% до 39%; было ренационализировано страхование производственных травм; дальнейшая приватизация была остановлена; а сейчас правительство рассматривает возможность ужесточения регулирования бизнеса.

    На практике, новые меры правительства лишь незначительно меняют реформы последних 15 лет. В то же время они создают впечатление, что правительство настроено против бизнеса. Предприниматели опасаются, что правительство продолжит торможение реформ. Недоверие потребителя сразу же повлияло на показатель ВВП — он снизился во втором квартале прошлого года.

    Кто звал Роджера?

    Тем не менее, сегодняшнюю неутешительную ситуацию стоит сравнить с теми условиями, которые обусловили необходимость реформ 15 лет назад. В 1950х, будучи чем-то вроде кладовой Великобритании, Новая Зеландия была третьей самой богатой страной в мире. К средине 1980-х она опустилась на 20-е место; а показатель ВВП на душу населения снизился с более 20% выше среднего показателя ОЭСD до одной трети ниже этого показателя. Страна пережила два сильных экономических кризиса. Выросли не только цены на нефть. Вступление Великобритании в ЕС означало для Новой Зеландии потерю преференциального доступа сельскохозяйственной продукции на ее рынок (35% экспорта в то время против нынешних 6%). Правительство Роберта Малдуна (Robert Muldoon) ответило значительным расширением фискальной базы, включая большие субсидии промышленности и сельскому хозяйству, а также массивное государственное инвестирование промышленных проектов. После резкого скачка инфляции, правительство заморозило заработные платы, цены и арендные платежи.

    1984 год Новая Зеландия встретила с огромным дефицитом бюджета и счета текущих операций (соответственно 8% и 9% ВВП), а также растущей инфляцией, которая скрывалась ценовым контролем. Новая Зеландия стала наиболее слабой экономикой в OECD. Почти все цены, служащие в рыночной экономике индикатором для фирм и населения, находились под контролем государства, а высокие торговые барьеры защищали неэффективных производителей от конкуренции.

    После 1984 года пришел Роджер Дуглас (Roger Douglas), министр финансов лейбористского правительства. Так называемая «Роджерномика» включала микроэкономические реформы, и была направлена на макроэкономическую стабилизацию. Был установлен плавающий валютный обменный курс, снят контроль над операциями с иностранной валютой и дерегулированы финансовые рынки. Были снижены торговые тарифы и упразднены импортные лицензии. Максимальная ставка подоходного налога сократилась в два раза и составила 33%. Были упразднены субсидии сельскому хозяйству и промышленности, а многие государственные предприятия были приватизированы.

    В 1988 году г-н Дуглас вместе со своей партией перестал пользоваться популярностью и был снят с поста, однако правительство Национальной партии, которое заняло кабинет в 1990 году, продолжило начатые им реформы. Самым важным их мероприятием был акт 1991 года о трудовых контрактах, который децентрализовал регулирование уровня заработной платы, предоставив его на усмотрение работодателя и работника.

    В то же время была радикально реформирована макроэкономическая политика. В 1989 году Резервный банк получил полную свободу ведения денежной политики, направленную на снижение инфляции. После 20 лет роста цен удвоенными темпами уровень инфляции в Новой Зеландии за последнее десятилетие остановился на уровне менее 2%. С 1994 года правительство достигает профицита бюджета, снизив коэффициент чистого государственного долга к ВВП с 50% до 20%.

    Необходимо рассеять некоторые мифы об этих реформах. Несмотря на то, что они действительно были радикальны, их значение преувеличено. О Новой Зеландии часто говорят как о стране, которая 15 лет претерпевает постоянные перемены. Фактически, реформы проходили в два этапа: «Роджерномика» лейбористского правительства в период с 1984 по 1987 год, и «Рутаназия» министра финансов правительства Национальной партии Рута Ричардсона в 1990–91 годах. В обоих случаях, после первого рывка реформы начинали терять свою силу во время второго срока действия кабинета.

    Реформы казались такими радикальными еще и по той причине, что изначально экономика чрезвычайно строго регулировалась. В 1984 году Новая Зеландия нуждалась в реструктуризации больше, чем любая другая развитая экономика, например, Великобритания в 1979 году. Британские политики и должностные лица посещали Новую Зеландию, чтобы изучить результаты реформ, тем не менее, страна осталась, в определенном отношении, более регулированной, чем Великобритания, не говоря уже о США. Возьмем, к примеру, сельское хозяйство, где производители, являются монополистами на зарубежных рынках — что достигалось высокой ценой для экономики Новой Зеландии. Отсутствие конкуренции не создавало у производителей молочной продукции, на которую приходится одна пятая экспорта, стимулы осваивать и переходить на продукцию большей добавочной стоимости.

    Еще один миф заключается в том, что система социального обеспечения Новой Зеландии была в основном разрушена. В начале 1990х были сокращены пенсионные и другие выплаты пособий, а также введены более строгие правила их применения. Но расходы правительства все равно составляют более 40% ВВП — выше, чем средний показатель OECD и намного больше 32% Австралии. По международным стандартам, новозеландцы все еще наслаждаются благом государственных пенсий. Даже сегодня Новая Зеландия вряд ли служит примером экономических преимуществ малого правительства.

    Подведение итогов

    Судя по средним темпам роста экономики с момента начала реформ, они, похоже, провалились. С 1984 года прирост ВВП на душу населения в среднем составлял только 0.9% в год, что ниже среднего уровня 1971–84 годов — 1.5%. Однако было бы не честно судить о реформах за весь период, начиная с 1984 года. Одна из наиболее радикальных реформ — дерегуляция рынка труда, была проведена только в 1991 году. Острая необходимость снижения уровня инфляции и сокращения правительственного долга сначала замедлила экономический рост.

    В период между 1984 и 1991 годами экономика находилась в стагнации. Но с 1992 года прирост ВВП в среднем составлял 3% в год, а прирост ВВП на душу населения — 2.2%, что немного выше среднего уровня OECD. По данным OECD, показатель потенциального роста Новой Зеландии увеличился до 2.5% в год, против 1.5% до начала реформ. Уровень дохода на душу населения в Новой Зеландии прекратил снижаться, что постоянно происходило с 1950 года. Безработица, которая сейчас составляет 6% трудоспособного населения, практически такая же, как и в 1983 году, но за последнее десятилетие в Новой Зеландии наблюдается наиболее быстрое среди всех стран OECD снижение уровня безработицы.

    Чтобы правильно оценить реформы, необходимо рассмотреть сценарий, при котором Новая Зеландия придерживалась бы своей прежней политики. Дело в том, что та политика совершенно не была подкреплена экономически. Основные проблемы скрывались с помощью субсидий, протекции и контроля цен, хотя государственный долг и инфляция достигли неимоверно высокого уровня. В конце концов, необходимо было исправлять положение — и чем дольше бы откладывалось решение проблем, тем болезненней был бы переход.

    Критики отмечают, что рост производительности в Новой Зеландии замедлился с момента начала реформ. Это правда, но частично на этот процесс повлиял рост занятости после дерегуляции рынка труда в 1991 году, благодаря которой была снижена стоимость труда работников низшей квалификации. В любом случае, лучшим показателем продуктивности является совокупная производительность факторов производства (СПФП), измеряющая общую эффективность, с которой используется и труд, и капитал. Если СПФП сравнить с показателем Австралии, то рост СПФП в Новой Зеландии резко увеличился в 1990х, в основном совпадая с ростом продуктивности в Австралии.

    Более того, официальные данные ВВП явно преуменьшают достижения Новой Зеландии, так как не учитывают все улучшения в качестве продукции, которых было достигнуто больше, чем где-либо еще. Со времени открытия рынка для иностранной конкуренции в Новой Зеландии значительно улучшилось качество товаров и услуг, наряду со значительным увеличением выбора для потребителя. Рестораны, телефонные услуги, авиатранспорт — все усовершенствовано до неузнаваемости. Отказ от контроля импорта дал новозеландцем доступ к иностранной (обычно более качественной) продукции, о которой когда-то они могли только мечтать. Раньше в продаже было только два вида холодильников, с одинаковыми характеристиками и произведенных одной компанией. Для того, чтобы приобрести иностранный автомобиль, приходилось долго стоять в очереди.

    Рост ожиданий

    Поэтому заявлять, что реформы провалились, и что сегодня Новая Зеландия находится еще в худшем состоянии, чем до их введения — нонсенс. Ничего не предпринимать — это не выход. А рост производства и совокупной производительности факторов производства свидетельствует о некотором прогрессе.

    Тем не менее, предпринятые реформы не дали обещанного результата. OECD в своем последнем отчете о Новой Зеландии предсказывает средний рост экономики на уровне 3% в год на период 2000–06 годов. Но в связи с быстрым ростом населения это не сильно отразится на показателе дохода на душу населения.

    Реформаторы Новой Зеландии допустили несколько серьезных ошибок, которые негативно повлияли на экономику. Главной ошибкой стало то, что реформы проводились не в том порядке. Оборот иностранной валюты и финансовые рынки получили свободу до того, как удалось побороть дефицит бюджета и инфляцию, а также до того, как были дерегулированы рынок труда и рынок товаров.

    Ошибочное избавление от огромного дефицита бюджета в первую очередь означало необходимость увеличения в конце 1980х процентных ставок для приостановки инфляции. После того, как был снят контроль над движением капитала, рынок заполнила иностранная валюта, что в свою очередь привело к резкому скачку обменного курса. Это негативно отразилось на многих отраслях, которые могли бы извлечь выгоду из реформ, а также это отбило охоту инвестирования в новые производства. Ожесточившаяся конкуренция, конечно, вывела с дистанции неэффективных производителей, однако их места заняли новые. Положение усугублялось тем, что рынок труда был еще не дерегулирован, и заработные платы, установленные национальной системой, продолжали быстро увеличиваться, также увеличилась безработица, усугубляя рецессию конца 1980-х — начала 1990-х годов.

    Если бы последовательность предпринятых шагов была другой, то переход бы оказался менее дорогостоящим. А учитывая то, как все происходило, слишком высокий обменный курс в период 1980-х — 1990-х в значительной степени объясняет низкий спрос на новозеландский экспорт. С начала 1980-х объем экспорта Новой Зеландии увеличился только наполовину по сравнению с темпами Австралии.

    Многие экономисты (особенно в Австралии) отмечают еще одну серьезную ошибку, допущенную новозеландским Резервным банком во время кризиса в Азии. В 1997 году банк принял «индекс монетарных условий», который комбинировал процентные ставки и обменный курс в одном показателе. Когда в результате азиатского кризиса упал новозеландский доллар, банк вынужден был резко поднять процентные ставки. Это произошло в тот момент, когда спрос был сужен из-за резкого снижения потока экспорта в Азию. Поступив наоборот, австралийский Резервный банк оставил процентные ставки без изменений, хотя его валюта тоже пережила падение. В отличие от Австралии, в Новой Зеландии в 1998 начался спад.

    Третьим объяснением разочарования реформами может служить и тот факт, что у Новой Зеландии есть некоторые неустранимые недостатки. Теоретически, свободная торговля и дерегуляция должны ускорить рост благодаря перекачиванию ресурсов в приоритетные отрасли. Загвоздка в том, что основной приоритетной отраслью Новой Зеландии является сельское хозяйство (две трети экспорта), а торговые барьеры на глобальных рынках не дают Новой Зеландии полностью реализовать свои возможности.

    Незаконченное дело

    Неправильная последовательность реформ и свойственные Новой Зеландии недостатки замедлили ее развитие, однако это не должно восприниматься как вердикт свободной рыночной экономике. Короче говоря, это не является доказательством неправильности модели в целом. Просто для улучшения состояния экономики Новой Зеландии необходимы были другие меры.

    Майкл Кулен (Michael Cullen), министр финансов лейбористской партии, уверен, что программа реформ была необходима, чтобы открыть экономику для конкуренции. Но, по его словам, одного этого было не достаточно. Он является приверженцем более активной политики поощрения роста промышленности, наряду с мерами правительства по решению структурных проблем, таких, как стандарты образования (у Новой Зеландии низкий показатель на международных тестах) и низкий уровень сбережений. Из-за неадекватных сбережений Новая Зеландия по-прежнему имеет большой дефицит текущих счетов (почти 7% ВВП в 1999 году), что делает ее чувствительной к капризам иностранных инвесторов. Чистый иностранный долг страны составляет угрожающие 90% ВВП. Чтобы уменьшить дефицит Новой Зеландии необходимо было поощрять частные сбережения или достичь еще большего излишка бюджета. Но случилось наоборот, излишек бюджета сократился.

    Недовольство «новозеландским экспериментом», однако, преувеличено. Конечно, можно было успешнее провести реформы, добиться лучших результатов, но если бы эти реформы никогда не проводились, то ситуация оказалась бы намного хуже. Настораживает убеждение правительства в том, что некоторые реформы необходимо вернуть. Что Новая Зеландия должна сделать, так это продолжать реализацию реформ, как и большинство других экономик в мире.

    Небольшие размеры Новой Зеландии и ее отдаленность намного меньше значили, когда она производила продукцию в основном для британского рынка, и когда люди особо не могли выбрать, где работать и куда инвестировать. Но в сегодняшнем интегрированном мире — это серьезный недостаток. Как отмечено в отчете OECD, для уменьшения влияния характерных недостатков, Новой Зеландии необходима усовершенствованная экономическая политика, чтобы привлечь инвесторов и людей. Возобновив сегодня реформы, Новая Зеландия могла бы добиться больших успехов.


    Published: Sunday, 30-Apr-2006 08:00:00 MSD © Elie Tikhomirov → 19,739

     Сделано вручную с помощью Блокнота. 
 Handmade by Notepad.  Вход в библиотеку