Особые литературные тексты
Новая Зеландия
  • „Страна непуганых экстремалов“
  • „Новая Зеландия — перестройка со счастливым концом?“
  • „Есть ли будущее у экономики «киви»“
  • „Туристический рай“
  • Авторские разделы

    Дмитрий Вересов

    Данил Корецкий

    Евгений Кукаркин

    Владимир Кунин

    Брайан Ламли

    Илья Масодов

     Страна непуганых экстремалов

    Анна Турчанинова


     Фото № 01  Фото № 02  Фото № 03  Фото № 04  Фото № 05  Фото № 06  Фото № 07  Фото № 08  Фото № 09  Фото № 10  Фото № 11  Фото № 12  Фото № 13 фотографии пока в проявке.


    ВВЕРХ ТОРМАШКАМИ

     

    Как может быть экстрим нормой жизни? Ну по определению же не может. А вообще-то — смотря где. Если там, где ходят вверх ногами, то — может.

    И чего все так хотят в Новую Зеландию? Я, по крайней мере, очень хочу, хотя на головах и у нас в России можно ходить. Больше того — круглое носить, квадратное — катать. Но у них там все покрыто зеленью, крокодилы ловятся, кокос растет, что тут же повышает и без того высокий уровень жизни. Впрочем, там этот уровень никому больно-то и не нужен, потому что все новозеландцы с детства приучены жить в гармонии с дикой природой, ходить по перевернутым горам, плавать по перевернутому морю, летать по перевернутому небу и ориентироваться по перевернутым картам. Короче говоря, понятно, почему россиянам Новая Зеландия так приглянулась, судя по активной деятельности иммиграционных фирм. Хотя не только иммигранты там себя чувствуют в своей тарелке, но и вообще все, кто не от мира сего: путешественники, экстремалы всякие со всего мира…


    *   *   *

    ФИЛОСОФИЯ ЭКСТРИМА

     

    Странное опять же слово — мультиспорт. Похоже на мультфильм и поливитамин. Но это не ускоренное производство мультфильмов. Мультиспорт — это все экстремальные дисциплины, вместе взятые. Это гонки на выживание, когда команде нужно пробежать (проехать на маунтинбайке, проплыть на рафте или каяке, проскакать на лошади) несколько сот километров на полном самообеспечении. В принципе количество способов преодоления пространства ограничено только известными человечеству в данный исторический момент, поэтому в состязания могут быть включены совершенно любые виды двигательной активности помимо выше перечисленных.

    Идея мультиспортивных гонок родилась в 70-е годы, и сначала они проходили в основном как соревнования на выживание между элитными армейскими частями. Потом эта идея быстро овладела массами спортсменов, выросших из своих видов. Сейчас во всем мире проводится около двухсот таких соревнований. В основном где-нибудь в дебрях Амазонки, песках Сахары, льдах Аляски. Ну, а что в Новой Зеландии — это и австралийцу понятно.

    Непохожесть мультиспорта ни на что в мире — не в количестве спортивных дисциплин и не в физической выносливости спортсменов. Это же, в конце концов, не многоборье. Идея мультиспорта — это идея этно-экологической экспедиции, ориентированной не просто на выживание в дикой природе, но на выживание на основе знания культуры жизнеобеспечения аборигенов данной местности. В этом вся „фишка“. Очевидно, что аборигены джунглей прошли бы маршрут лучше самых выносливых экстремалов, потому что знают, по каким микропризнакам ориентироваться в тропическом лесу, чего опасаться и чем подкрепиться. Все это полезно знать спортсменам, состязающимся в тропиках. Если же соревнования проходят в Гренландии, им будут необходимы знания инуитов, различающих около сорока разных состояний и оттенков снега.

    Допустим, ваш путь преграждает какой-нибудь мелкий приток Амазонки, кишащий пираньями. Можно построить мост, а можно и просто перейти вброд — но! в то время, когда пираньи безопасны. Просто надо знать время и место брода, ведь местные-то купаются в этих реках, и с ними стоит пообщаться! Мультиспортсмену самому надо быть и аборигеном, и этнографом в одном лице.

    Поэтому Марк Барнет — бывший британский спецназовец, ныне американский мультимиллионер, организатор и вдохновитель крупнейшей традиционной мультиспортивной гонки, не случайно назвал ее Eco Challenge (открытие Среды), а шоу на ту же тему — Survivor (Выживший).

    [Хотя (как лично мне кажется), на самом деле, я бы перевел Eco Challenge как „Вызов природе“, а Survivor — как „Победитель“, потому как что это за такое „открытие“ после которого могут быть погибшие (во всяком случае подразумеваются), раз есть „выжившие“… Впрочем, авторам, конечно, виднее… (ElieNZ).]

    В программу соревнования, в зависимости от места проведения, включаются национальные виды спорта: метание бревна — в Шотландии, гонка на верблюдах — в Марокко или на собачьих упряжках в Канаде, сплав на джонках — во Вьетнаме. Мультиспорт — это прежде всего приключение, оттого в нем не бывает проигравших: гонку можно и не выиграть, но приключений ее участникам хватает на всю оставшуюся жизнь, и более того — у каждой команды эти приключения свои, уникальные.

    Итак, самые сильные команды и самые эффектные гонки — в Новой Зеландии. Правда, с этим утверждением поспорили бы американцы — у них тоже очень активно развивается мультиспорт. Американцы и новозеландцы представляют как бы два направления развития этого явления.

    Для новозеландцев важнее философский аспект гонок на выживание — единение с природой, познание себя, открытие новых горизонтов. Они могут заниматься всеми экстремальными видами спорта, не выезжая из родного города, и мультиспорт для них — обычное занятие на weekend. Они участвуют в гонках не из—за славы или призов, а просто потому, что это для них нормальный способ жизни. Все-таки это остров, и его ограниченное пространство увеличивается во столько раз, сколько разнообразных способов ты используешь для его преодоления. География — это же тоже психология.

    Для американцев же приключенческие гонки, гонки на выживание — это прежде всего шоу. Большие бюджеты, именитые спонсоры, торжество американской национальной идеи. Репортажи со всех мировых мультиспортивных гонок (а американских команд там всегда много) показывают центральные каналы телевидения, и эти показы более популярны, чем трансляции Формулы–1 или чемпионата мира по футболу.

    Последняя гонка Eco Challenge стала важнейшим событием в истории мультиспорта. 330 километров по высоким горам Южного Острова, семь сложнейших этапов, суммарный набор высоты — больше двух Эверестов. Борьба за первое место, конечно, шла между новозеландской и американской командами. Хозяева лидировали всю гонку, но за два этапа до финиша один из участников команды впал в кому от усталости и перенапряжения, и больше трех часов товарищи не могли вывести его из состояния аномального сна. За это время американцы их обошли — финишировали с отрывом в полчаса.

    Кстати, в этом году в гонке участвовала первая профессиональная российская команда по мультиспорту — Team Coalco Russia. Команда организована вначале года энтузиастами из Екатеринбурга, и за этот год ребята довольно успешно выступали в мировых гонках — в Adrenalin Rush в Шотландии, на чемпионате мира по мультиспорту в Швейцарии. На Eco Challenge ребятам пришлось очень трудно, и они неизменно предоставляли многочисленным журналистам информационные поводы. В первый же день Николай Бондарь получил тяжелую травму — трещину коленной чашечки, и всю гонку шел, превозмогая сильную боль. На этапе рафтинга наш капитан Андрей Иванов заставил всю команду лечь в лодку и заснуть, а сам шел по колено в воде и толкал рафт перед собой. Наташа Казакова на сложном велосипедном спуске улетела в пропасть, и Марк Барнет сказал, что если русские дойдут до финиша, он снимет перед ними свою шляпу. Team Coalco Russia финишировала, и с неплохим результатом — 23-е место из 67. Правда, это было рано утром, так что Барнет спал и шляпы не снял.


    *   *   *

    И ПОСЛЫ БЕГАЮТ НА ГОЛОВАХ

     

    Так получилось, что я помогала нашим спортсменам оформлять документы на выезд в Новую Зеландию, а сама не поехала. Я им страшно завидовала и за них болела, но быстро получить для них визы не получалось — в связи с понятными строгостями, которыми отличаются визовые службы процветающих государств. Не все же едут в Новую Зеландию бегать на головах. Можно сказать, судьба российского мультиспорта была под угрозой.

     

    Но тут нам помогло одно интересное обстоятельство. Оказалось, что первый секретарь посольства новой Зеландии в Москве Стив Джоунс — самый что ни на есть экстремальный мультиспортсмен! Он с недоверием отнесся к участию команды-новичка в серьезной гонке, но с визами помог. Когда Team Coalco Russia вернулась домой с хорошим результатом, я с гордостью рассказала об этом г—ну Джоунсу, и мы с ним интересно поговорили о новозеландском менталитете, перспективах развития мультиспорта и даже немного о виски.


    *   *   *

    — Как я начал заниматься мультиспортом? Это было раньше, много лет назад. Это сейчас мне 56 лет, я старый и толстый, но так было не всегда. Когда мне было лет 20, в Германии сильно развивалась спортивная хотьба. Я тогда служил в подразделении английской армии, расквартированном в Германии, и там первый раз принял участие в спортивном марафоне. Потом я поехал в Норвегию, серьезно занимался каякингом. Уже дома, в Новой Зеландии, заинтересовался прыжками с парашютом, у меня была своя компания, которая занималась скай-дайвингом. Потом у меня появилась семья, дети, и все это стало для меня слишком экстремальным. И мы с друзьями стали заниматься бегом в горах, типа марафона. В то время на Гавайях уже проводились соревнования Iron Man, где сочеталось несколько дисциплин — плавание, бег, скалолазание. И всем как—то стало понятно, что мультиспорт — это гораздо интереснее, чем заниматься каким-то одним спортом.

    Сама Новая Зеландия отлично подходит для того, чтобы сочетать несколько видов спорта. Например, популярен бег, комбинированный с лыжами. Сначала на лыжах спуск с горы, потом 30 километров бега. Была такая история: один из спортсменов спустился с горы на лыжах, порубил их топором, положил их в рюкзак и побежал. И не то чтобы лыжи были дешевые, просто он очень хотел победить. В 80-х годах у нас начались первые гонки cost to cost — с одного побережья на другое, троеборье: бег, плавание, велосипед. Это был буквально взрыв интереса к мультиспорту.

    — Это профессиональный спорт или все-таки больше развлечение, шоу, фан?

    — Нет—нет, это настоящий спорт. В мультиспорте есть своя элита, очень сильные спортсмены, профессиональные команды. Но приключенческие гонки — это вызов уму человека, может быть, в большей степени, чем телу. Чтобы победить здесь, надо много знать и сильно думать. Поэтому мультиспорт, гонки на выживание — это все-таки не только спорт, это стиль жизни.

    — Почему именно в Новой Зеландии так активно развиваются экстремальные виды спорта?

    — Конечно, у нас прекрасные природные условия для любых видов экстремальной активности. Но главную роль играет менталитет новозеландцев. Мы свободные, самодостаточные люди, с детства привыкшие жить в единении с природой и своей землей. Для нас это не „выживание“, а собственно жизнь. Новозеландцы — пионеры, они хотят открывать. Дети с самого раннего возраста знают, как ходить по горам, как вести себя в лесу, у них есть навыки жизни вне города.

    Вообще корень приключенческих видов спорта, мультиспорта — это ребенок, его непосредственное отношение к себе и своему месту в мире. В этом смысле все экстремалы, мультиспортсмены и новозеландцы — дети…

    — Как вы считаете, есть перспективы дальнейшего участия в гонках русских команд и организации гонок в России?

    — Нет никаких сомнений, что перспективы есть. Любой человек, который может пережить такую зиму, уже безусловно способен к экстремальному спорту! Конечно, в России достаточно людей, которым по плечу этим заниматься. В начале у нас тоже говорили: „Вы что, с ума сошли? Зачем вам это надо?“ Да затем, что я это могу! Так вот, вы тоже можете! И гонку можете здесь организовать. России только надо найти свою национальную нишу, гонок ведь проходит очень много по всему миру, на Аляске — на собаках, в Сахаре — на верблюдах. Вам надо тоже что—то оригинальное придумать. Есть, конечно, здесь проблемы. Вот, например, я пытаюсь тренироваться в Москве. Где плавать на каяке? Где хотя бы на велосипеде ездить?

    Большинство людей у нас занимается мультиспортом не как профессионалы, не ради денег и призов. Самое главное для новозеландца — сказать потом: я это смог! Вы знаете, не было такой гонки, в конце которой я бы не плакал. Это настолько забирает все силы… А потом просто выпьешь виски, и все восстанавливается.

    Понимаете, экстремальный спорт всегда был средством ухода от цивилизации, от давления техногенных факторов. Когда вы сидите на реке в своем каяке или стоите на горе, то в вашей голове не хватает места больше ни на что! И вы можете надеяться только на себя самого. А ведь человек хочет именно это чувство испытать — когда надеешься только на себя…

    И, само собой, возврат к природе. Но потом вы спускаетесь в кабачок, выпиваете пива и смотрите трансляцию этой гонки по Интернету. Такой чудесный сплав природы и цивилизации. И вот это—то и есть жизнь! По крайней мере, мы, новозеландцы, думаем так.


    *   *   *


    Published: Sunday, 30-Apr-2006 08:00:00 MSD © Elie Tikhomirov → 17,602

     Сделано вручную с помощью Блокнота. 
 Handmade by Notepad.  Вход в библиотеку