↑  
  ←   Главы   →  
  1    2    3    4    5    6    7 
  ↓  

Шведское королевство

Страна воплощенной мечты

Дом родной — тюрьма

Для нас такое утверждение звучит довольно издевательски, а вот в Швеции его могут вос­при­нять совсем иначе. Начнем с того, что, в от­личие от Украины, где за решеткой се­го­д­ня находится около двух процентов на­се­ле­ния, в Швеции на все 8 млн граждан при­хо­дит­ся всего 5 тысяч зеков. Здесь нет крупных тю­рем или колоний, а все больше ма­лень­кие — от 50 до 250 человек. Да и тюрьмами их назвать очень сложно. Единственное, что их роднит с привычным для нас пейзажем ис­пра­вительных учреждений, — это высокий про­волочный забор в два ряда. Но никаких вышек, собак, охраны и каменных стен. Толь­ко бескрайние зеленые лужайки, площадка для волейбола, огромная шахматная доска, клумбы.

Попав внутрь, я вообще растерялась. Фон­тан­чи­ки, коврики, мягкая мебель в комнате от­ды­ха, телефон, телевизор. Тут же кухонная стой­ка с набором чая и кофе, холодильник. Даль­ше по коридору около двадцати комнат. Ка­ме­ра­ми их просто язык не поворачивается на­звать. В каждой мягкая кровать с пледом, шкаф для вещей, полки с книгами, телевизор, ком­пьютер. Такого не доводилось видеть да­же в американских фильмах.

Нужно сказать, правда, что тюрьма эта не стро­гого режима. В ней содержатся за­клю­чен­ные, осужденные за воровство, мо­шен­ни­чест­во и преступления на сексуальной почве. По­след­няя группа составляет большинство. Кстати сказать, в Швеции вообще тюрьмы имеют специализацию, и такое разделение на­сильников и осужденных по другим статьям — акт весьма гуманный. Отношение к ним в общих тюрьмах общеизвестно.

Всего в тюрьме 160 заключенных и 120 со­тру­д­ников. Причем надзиратели или кон­такт­ные лица, как их здесь называют, не носят ни­ка­ко­го оружия и вообще больше напоминают во­жа­тых пионерлагеря. Особенно симпатичные мо­лодые девочки, которых мы встретили возле комнаты отдыха заключенных. Здесь, кстати, есть тренажерный зал и комната для банкетов. А кроме того, в тюрьме существует совет уполномоченных и свое правление. Это своего рода профсоюз. Заплатив 15 крон из сво­ей зарплаты, каждый зек может стать его членом. На собранные деньги совет ус­тра­ивает вечеринки, спортивные со­рев­но­ва­ния. А правление вправе даже выдвигать свои требования руководству тюрьмы. К при­ме­ру, уволить неугодного надзирателя или за­пре­тить журналистам фотографировать. Но чу­деса на этом не заканчиваются.

Все заключенные работают на производстве, расположенном здесь же. В основном, это пра­чечная. Платят здесь очень неплохо даже по шведским меркам, а работа, на мой взгляд, «не бей лежачего». Часть зарплаты можно по­лу­чить наличными, но не менее 20 про­цен­тов обя­зательно перечисляется на счет, чтобы, вый­дя из тюрьмы, человек мог на что-то жить пер­вое время. Два раза в не­де­лю разрешено сви­дание с женами и другими род­ст­вен­ни­ка­ми. Причем созданы все условия для уе­ди­не­ния. А 72 часа в месяц вообще разрешается погостить дома.

С осужденными за преступления на сек­су­аль­ной почве постоянно работают два психолога. Их задача — найти причину преступления, вы­слу­шать и понять собеседника, избавить его от чувства вины и страха, возможно, вну­шен­но­го с детства, а главное — помочь избежать повторного преступления. По признанию тю­рем­ного психолога, ему нередко приходится слы­шать от своих подопечных: «Меня первый раз в жизни по-настоящему выслушали и при­зна­ли именно в этих стенах». Интересно, что после определенной подготовки осужденным устраивают встречу с жертвой (по ее со­гла­сию, разумеется). Это очень важный момент, особенно если речь идет об инцесте или насилии над другими близкими людьми, к ко­то­рым потом заключенный, возможно, вер­нет­ся. Пройдя такой курс психотерапии, в этой тюрь­ме за последние несколько лет из 103 зе­ков только четверо вернулись на прежний путь.

И на закуску несколько слов об обеде в тю­рем­ной столовой. Половинка жареного цы­плен­ка с картошкой, фасолью или рисом на выбор, салаты, кукуруза, маринованные огур­чики, соки, клубника и консервированные ананасы — вот вам обычный обеденный рацион шведского зека.

Если вы уже пришли в себя, то расскажу еще о двух видах альтернативного отбывания наказания, существующего в Швеции для осужденных по не очень тяжким статьям.

Первый — это система электронного надзора, когда заключенному надевается на ногу спе­ци­альное кольцо с электронным пе­ре­дат­чи­ком и определяются рамки передвижения. Он мо­жет жить в своем доме, ходить, как и рань­ше, на работу и в соседний магазин, а само наказание будет заключаться в ограничении его свободы, лишении возможности выйти за эти рамки.

Второй вид альтернативного наказания — это ра­бота на благо общества в каком-нибудь оп­ре­деленном судом учреждении.

Все это для нас похоже на сказку, но в Шве­ции считают, что длительное заключение человека не перевоспитывает, а наоборот, подталкивает к рецидивам, но если же с ним работать на воле, то есть шанс пере­вос­пи­тания.

Дальше  →  


 

Подготовлено для публикации в интернете © Илья Тихомиров, последние изменения: 12 ноября 2004 г.